30 ноября, 2015

Я безумно хочу её обнять, но боюсь

Марина, возраст: 14

Всё началось в далёком прошлом году. Не знаю, как начать свой рассказ, но, в общем, однажды меня посадили с одной девочкой за одну парту. Я тогда была совершенно одинокая и пребывала в депрессии. Назовём её Н. Она меня зацепила с самого начала нашего общения. Да, она суицидальная, и от неё веяло какой-то тоской... но она была моим идеалом красоты, идеалом в поведении, и вообще... Я ещё тогда начала чувствовать какие-то совершенно новые для меня чувства.
Через полгода она сказала, что поможет мне не быть одинокой и научит общаться. Ведь у неё самой куча друзей. Мы стали дружить, я была счастлива. Я тогда наконец освободилась от тяжкого груза депрессии. Она мило улыбалась мне и заботилась обо мне, а я всё больше понимала, что влюбляюсь в неё. Но весной она сказала, что она мне не друг. Летом она позвонила, извинилась. Мы часто стали с ней переписываться. Я влюбилась в неё больше.
В середине лета мы с ней стали настолько близки, что даже сложно представить. Делились абсолютно всем. Я скучала по ней, ведь мы с ней почти не виделись. Я сказала, что люблю её. Она ответила, что меня она тоже любит и я ей как сестра родная, без которой она не может. После этого я просто взлетела до небес. Я спросила её отношение к ЛГБТ, она сказала, что сама би. У меня появилась хоть какая-то надежда. Я долго не решалась, но перед 1 сентября призналась, что я лесбиянка и люблю её безумно. И тут она сказала, что любит только мальчиков. Что ей теперь лично неудобно, будем общаться по Сети. Я согласилась. На 1 сентября она даже и не взглянула на меня. Я думала, что она скоро напишет. Но она не писала. А я ждала. У меня снова началась депрессия. Как-то так получилось, что я помирилась со своими бывшими подругами. Я решила первая написать Н. После этого мы снова стали друг другу писать. Много писать. А потом это снова прекратилось. Снова депрессия. Порезы.
Я подходила к ней, но она делала вид, что меня нет. Я вновь и вновь вспоминала то, как мы общались, и снова страдала. Мама узнала про мои порезы... про ориентацию. Считает, это болезнь. Сказала, что ещё хоть одно слово об этом или один порез — и здравствуй, психушка. Направление у нас есть ещё с того момента, как я ходила туда всё лето с выдуманной нервной анорексией.
Недавно я снова написала Н. Но она меня, мягко говоря, отшила. Мол, у неё, кроме меня, ещё люди есть, Я обещала маме не резать себя, но я не могу. Каникулы кончаются. Я не знаю, как мне себя с H. вести. Я безумно хочу её обнять, но боюсь. Очень хочу, ещё с момента начала нашего общения.