29 марта, 2015

Наверное, самое главное — это терпение

Дарья, возраст: 17

Здравствуйте. Мне 17 лет, и я просто хочу выговориться.

Всё началось, наверное, с детского сада. Я тогда еще даже не подозревала о существовании каких-то границ между мальчиками и девочками. Действовала по принципу: если кто-то нравится — хватай и беги. Пыталась со всеми подружиться. Даже если кто-то не хотел — я была очень настойчива.

Шло время, я пошла в школу, впервые начались все эти разговоры в духе «кто тебе нравится?» Я удивленно хлопала глазами. На мой ответ «никто» друзья заявляли, что я вру. К классу третьему-четвертому мне и самой захотелось поиграть в любовь. Я выбрала самого симпатичного мальчика и решила влюбиться в него. Эта любовь закончилась так же быстро, как и началась. Мне попросту надоело.

Вскоре в семье начались проблемы. Родители стали ссориться, драться, срываться на мне. Мама говорила много обидных слов. «Нужно было сделать аборт, зря я тебя родила», — и тому подобное. К слову, и я не молчала, а хлопала дверьми, кричала на них в ответ, собирала рюкзак, чтобы уйти из дома, и сотню раз разбирала его обратно. Думала всё, что якобы могу их так напугать, что они прекратят ругаться друг с другом, прекратят срываться на мне.

Я перестала так думать после того, как мама заявила, чтобы отец убирался со мной куда подальше и оставил ее в покое. Отец ответил, что это пусть мама со мной сваливает, ведь я вся в мать пошла. Это как когда родители делят ребенка при разводе, только тут никто не хотел себе этого самого ребенка, пасуя его друг другу, как футбольный мячик. В тот момент мне стало по-настоящему страшно.

И обидно. Очень. Тогда я промолчала. И больше никогда в жизни не пыталась уйти из дома, боясь, что меня просто никто не будет искать.

Я стала замыкаться в себе, из общительного ребенка получился мрачный подросток.

К нам пришла новенькая девочка. В коллективе ее не особо приняли, многие стали посмеиваться над ней. Я поначалу просто к ней приглядывалась, а потом в какой-то момент решила заговорить, после чего появились первые задатки дружеских отношений. И чем дольше я с ней общалась, тем больше понимала, насколько она была искренней, доброй, наивной и хрупкой. Говорила о всяких глупостях, не желала никому зла и радовалась мелочам. Плакала, а потом тут же улыбалась. Это было действительно удивительно.

С классом мои отношения становились всё хуже и хуже, я потихоньку начинала ненавидеть каждого из них, попутно молясь, чтобы мои родители развелись. В какой-то момент злоба и ненависть переполнили меня через край, и мне стало тошно от самой себя. Я поняла, почему моя мама желала мне смерти. И даже пожалела ее. Становилось всё тяжелее и тяжелее. Отец хоть и редко, но бил меня за мое упрямство. Я всегда рыдала. Не от боли, а от того, что как бы ни силилась защититься или дать сдачи, он всегда был сильней. А мама просто смотрела и ничего не делала.

Единственное, что меня радовало, — это новенькая. Я смотрела на нее глазами восхищенного ребенка. Хотя, по сути, дитем была именно она со своим наивным мировоззрением.

Шли годы, мы сближались. Летом, после окончания девятого класса, ее из-за обостренной астмы положили в больницу. Я приезжала к ней настолько часто, насколько могла. Возила фрукты, книги, журналы, гуляла с ней по дворику и болтала о всякой чепухе. Она попросила меня в шутку привести парня, который ей нравился, Женю, а я почувствовала жгучую ревность.

Именно тогда я впервые стала задумываться над тем, что к ней чувствую, и о своей ориентации. Все было так странно, я пыталась подобрать подходящее слово, рамку, в которую могла бы вписаться. 16 лет — первая любовь накрыла меня с головой, и я не имела понятия, куда мне бежать, и кем мне быть. Но даже несмотря на эту путаницу в голове, меня все равно переполняла радость. Отношения со школьным коллективом стали потихоньку налаживаться, и я наконец-то перестала зацикливаться на обидах, нанесенных мамой (но отца не могу простить до сих пор), — и мы с ней перестали ругаться по каждому поводу. Даже стали ладить.

А потом та, что делала меня уверенной в себе, рассказала о своем желании перевестись в другую школу, и позвала меня с собой, но моя мама категорично была против. Я очень сильно переживала по этому поводу всё оставшееся лето

Теперь возможности часто у нас видеться нет, если повезет — вижу ее хотя бы раз в месяц. Она очень загружена учебой в обычной школе и в музыкальной, поэтому добиться от нее встречи очень сложно, да и живем мы далеко не рядом.

Я стараюсь не унывать. Жизнь продолжается, несмотря ни на что. Теперь я чувствую себя намного уверенней, как будто обрела внутренний стержень, поставила перед собой цели и делаю всё, что бы их достичь. Одна из них — поступить на бюджет в другом городе сразу после 11-го класса. Как только сделаю это, смогу жить отдельно от родителей.

Хочу пожелать всем остальным удачи, и, пожалуйста, не отпускайте руки! Я знаю, как бывает иногда сложно, иногда настолько, что даже хочется прекратить свою жизнь, я проходила через это. Но в жизни должно быть что-то, к чему действительно тянет и к чему хочется стремиться, об этой цели можно вспомнить в минуту, когда будет казаться, что выхода нет. И тут, наверное, самое главное — это терпение. Терпение, чтобы пережить этот трудный отрезок своей жизни и добраться наконец-то до своего счастья.

Спасибо за замечательную группу.

Дарья, 17 лет