15 июня, 2014

Выше головы не прыгнешь. А если и прыгнешь, счастливее от этого не станешь

Без имени, возраст: 21

Здравствуйте, дети-404. Мне 21 год. О вашем проекте узнал не так давно. Я гей.

Кстати о том, как я узнал о проекте. Я просто посмотрел тот самый фильм. Я даже не ожидал, что есть столько людей с похожими, почти одинаковыми историями. Мне показалось это прекрасным и ужасающим одновременно: я искренне рад, что те, кто снимался в фильме, согласились на этот нелегкий шаг, но это ужасно, ведь никто не может предсказать последствий…

Расскажу вкратце свою маленькую историю. Я левша. Кстати, в моей школе это уже достаточный повод, чтобы начать гнобить человека. Свою сексуальность я начал замечать еще в классе пятом, но я не осознавал ее. И это логично, ведь я был еще ребенком, при этом, я в том возрасте и не догадывался о наличии такого рода отношений в человеческом обществе. Ну а узнал, собственно, в седьмом классе.

Я отношусь к небольшому числу людей, кто помнит свое детство в деталях, по дням, месяцам «как будто вчера». Но этот день не запомнить было очень сложно. В нашу школу пришла практикантка, будущая учительница, отрабатывавшая практику в школе. Ей было столько же, сколько и мне сейчас. Она была молодая, красивая, глупая. Как и все мы.

Я учусь в пединституте, но специальность не педагогическая (и слава богу!). Однако не понаслышке знаю, насколько сильна у нас педагогическая школа. Однако мою учительницу она научила немногому. Однажды она, как бы между делом, привела такую статистику «70 % творческих людей — левши, а 70 % левшей — гомосексуальны».

Дети в этом возрасте уже прекрасно знают, что делать с такими нетрадиционными детьми, ведь их этому учат родители, а родителей — религия. В плане меня, не могу сказать, что эти гонения были необоснованными, но и оправданными тоже не были. Я понимал, что мне нравятся парни, но не показывал этого, стараясь добросовестно выполнять «матрицу общества». Но гонения начались.

В первый же день, я пришел домой с немалым количеством гематом и ссадин. Сразу после школы меня встретила разъяренная кучка сверстников. И это было только началом. Пропущу этот промежуток с седьмого по одиннадцатый. Единственное, что скажу, это сколько ни отбивайся — их будет больше, и они будут злее, но пытаться все-таки стоит. Я пытался, но еще более усугублял свое положение. Ни один день не обходился без побоев…

Самое главное, что мои родители не знали о реальном положении моих дел в школе. Я научился замазывать синяки, порезы, раны, научился терпеть боль, даже если невмоготу, но родители и сейчас не знают ничего.

В итоге к одиннадцатому классу я растерял большую часть себя. Отрицал все и всех. Я перестал любить, радоваться, смеяться. Я ненавидел геев, пытался приспособиться к обществу. Кстати, отношения с девушками тоже были, были и серьезные отношения. НО… Но я ничего к ним не чувствовал. Я пытался подавить в себе самого себя. Но выше головы не прыгнешь. А если и прыгнешь, счастливее от этого не станешь.

На первом курсе университета я позволил себе первый сексуальный опыт с парнем. Думаю, не стоит рассказывать, что после этого я понял самого себя. Но еще не принял. А принял совсем недавно, и случилось это в тот момент, когда я впервые влюбился. Влюбился, как никогда. Это оказалось намного сильнее, красочнее, головокружительнее, чем то, что я до этого называл своей любовью к девушкам…

Этот парень мой одногруппник, которого я в принципе не замечал до этой весны. У меня такая карма, что ли, ведь каждая весна бьет по голове сильнее прежнего. К сожалению, этот парень — натурал, хотя… Спорный это вопрос, ведь в нем я вижу себя…

Самое сложное для меня сейчас — это рассказать о себе родителям, ведь мы только наладили отношения, не хочется ломать построенное с таким трудом. А еще я хочу признаться парню, которого люблю, но не знаю, как это сделать. Очень много сложностей.

Предыстория затянулась, не так ли?

А теперь хотелось бы сказать вам, всем кто это читает. Принимайте себя такими, какие вы есть. И никогда, никогда не пытайтесь втиснуться в рамки общества. Это будет намного больнее, чем справляться с последствиями своего выхода из них. И боритесь, боритесь, пока живы.

Кстати о жизни. У меня было много моментов, когда хотелось вскрыть себе вены, повеситься или наглотаться таблеток. Но останавливало всегда меня только одно, что стоит запомнить и всем вам. Это сказала моя мама однажды: «Ну, умрешь ты. Мы погорюем с недельку, ну или с месяц. Твои друзья о тебе вообще не вспомнят, а мы только на родительский день к тебе приходить будем. А жизнь-то не остановится, и мы будем жить дальше, но уже без тебя. И мир без тебя проживет».

(Поначалу я еще сильнее желал убить себя, но однажды понял, что мама сказала так не от того, что она меня не любит, а как раз наоборот, и это были единственные слова, которые меня смогли бы меня растормошить. И оказалась права.) И вот с тех пор я одержим мыслью о том, что не умру, пока не оставлю сколько-нибудь значимый след в истории. И вы живите этой мыслью.

В качестве эпилога хотелось бы сказать, что я, несмотря ни на что, все еще надеюсь на светлое будущее, надеюсь, что мой творческий потенциал будет реализован, что я буду понят и принят теми, кто мне дорог.

В общем, сохраняю оптимизм, чего и вам желаю.
Простите, что не стал описывать подробности своей жизни, просто с моей манерой письма это можно будет сопоставить с «Войной и миром».

Спасибо за внимание! Всем счастья, добра и понимания!