11 мая, 2014

Простите своих родителей, ведь они просто люди. Слабые. Растерянные. Часто недостаточно смелые

Мария, возраст: не указан

Я сама далеко уже не подросток, но, как говорится, все мы родом из детства, и каждый из нас прошел этот трудный период становления, взросления, осознания собственных потребностей, желаний и страхов.

Я отчетливо помню это трудное время, и смерти боюсь только потому, что «вдруг существует реинкарнация и придется заново пережить детство, школу и т.п. (м/ф «Дарья»). Быть подростком – действительно тяжело, быть подростком, выбивающимся из общей массы, – тяжелей вдвойне. Но есть и хорошие новости, это – не навсегда. Честно.

Назвать меня жизнерадостным человеком трудно. Практически все детство и весь подростковый период были внутренней борьбой за свою жизнь с самой собой. Жить не хотелось. Вообще. Трудно было переживать не столько даже нежелание встречаться с мальчиками, выходить замуж, рожать детей, сколько осознание, что другие – мои сверстницы, мои сестры, одноклассницы – этого очень хотят и грезят о белом платье и фате, едва научившись грезить.

Это заставляло ощущать себя невероятно одинокой, неправильной, но понять, осознать, чего же я хочу (если мальчики неинтересны), я не могла. И потому будущее представлялось смутно, казалось, ничто, кроме ранней смерти, не избавит меня от этой неприкаянности. Ведь про одиноких женщин говорили всегда с такой презрительной жалостью: «Она злая, потому что у нее нет мужа. Старые девы всегда злые и страшные и часто болеют! Их никто не любит и они тоже никого не любят!»

Старой девой становиться было страшнее смерти. В то время о гомосексуальности не говорили вообще. В 10 лет я не могла и представить, что женщина может жить с женщиной. А между тем уже к 10 годам влюблялась в девочек, девушек, женщин. И это была совсем не детская влюбленность.

Говорят, что недолюбленные дети часто влюбляются в женщин постарше – так они пытаются компенсировать недостаток ласки и внимания от собственных мам. Но я всегда выбирала очень надменных, холодных, колючих женщин, и... тихонько жалела их. Нет, не презрительной жалостью, а другой – как мама жалеет обиженного ребенка.

Потому что ощущала каким-то внутренним чутьем, что все они – несчастны, что все они так же когда-то были недолюблены, недоласканы, что они в своих замужествах тоскуют, и – удивительно – всегда оказывалась права (позднее, много позднее, когда я встречала их уже будучи взрослой, я откровенно рассказывала о своих прежних переживаниях и они всегда подтверждали, что были в те периоды жизни очень несчастны).

Я любила именно тех женщин, которые остро в этой любви нуждались. И эта любовь к ним, хоть и была мучительной и болезненной, все-таки помогала мне не ощущать себя такой одинокой.

Не стану вдаваться в подробности отношений с мамой – они были трудными. И первое, о чем хочу попросить каждого из подростков: рано или поздно простите родителей за то, что они не смогли дать, подарить, не смогли принять вас такими, какими вы родились или стали.

Они тоже, как и мы все, просто люди. Слабые. Растерянные. Часто не очень образованные. Часто недостаточно смелые, воспитанные в духе совка, где инаковость была синонимом народного вражества и каралась если не смертью, то лагерями, социальной изоляцией, психушкой. И самая первая реакция их – страх за себя и за нас – выливается в неприятие, омерзение, жестокость.

Но рано или поздно в большинстве случаев родители смиряются и принимают нас. Любыми.

Я знаю гея, который в подростковом возрасте пытался покончить с собой, наглотавшись таблеток, а мама его, зайдя в комнату и понимая прекрасно, что происходит, кричала: «Пидорас, лучше умри, всё правильно сделал!» К счастью, он жив. Очень умный, интересный молодой человек, состоявшийся как профессионал, живущий интересной жизнью! И мама, конечно, любит его и гордится им (хоть и не оставляет надежд на женитьбу и внуков). А ведь всего этого могло и не быть, если бы он умер тогда.

Возможно, я прошу слишком много от подростков, но раз уж вышло так, постарайтесь быть сильней и мудрей родителей. Не ждите от них принятия сейчас же, дайте и им время. Если совместное проживание оказывается невозможным, уйдите, ограничьте общение, но не храните ненависти, зла, обиды – ради самих же себя.

Что касается травли в школе, на улице и т.п. Возможно, мне повезло родиться довольно устойчивой к общественному мнению, но мне действительно всегда было плевать, что обо мне говорят и думают окружающие. При этом я не была замкнутой, необщительной. Напротив. Люди тянулись ко мне, ведь главным в общении является не то, кого ты способен любить, а то, способен ли любить вообще. Человек, который знает, каково это быть – не таким, как многие, – легче принимает особенности и странности других людей – эта способность бесценна, и умные, достойные люди, всегда будут вас за это ценить.

Кроме того, часто гомофобы – теоретики. Они ненавидят каких-то неизвестных им геев и лесбиянок, а повстречав одного из них, меняют свои представления. Курьезный случай был на работе: наша бухгалтер, узнав, что один из сотрудников – гей, выбросила после него ручку в ведро и протерла стол за ним, как за прокаженным, но уже через полгода знакомства со мной общалась с моими друзьями-геями, считая их интересными людьми и посмеиваясь над своим невежеством в прошлом. Конечно, существуют закоренелые, непробиваемые гомоненавистники, они и собственных детей готовы сгноить, но разве стоят эти люди того, чтобы переживать, нравитесь вы им или нет?

В моей жизни было всякое: и предательства со стороны любимых из страха, что кто-то узнает, и романы с замужними, и просто счастливые отношения с прекрасными девушками, и невыносимое одиночество, невзаимная любовь, и из всего этого я вынесла вот что. Очень сложно найти взаимную любовь, если ты девушка, любящая девушек, но поверьте, найти любовь и выстроить нормальные отношения СЛОЖНО ВСЕМ! Даже натуралам. Любить людей – это вообще огромный труд, и не так важно, какого они пола.

Поэтому, пожалуйста, не сдавайтесь заранее. Пока у вас есть время и возможность, становитесь интересными людьми, образовывайтесь, читайте, творите, танцуйте, рисуйте, делайте это хорошо и, поверьте, ваша ориентация не будет интересовать никого на фоне ваших талантов и способностей. Так и должно быть!

Не пытайтесь сделать вашу любовь к своему полу способом привлечь внимание, не думайте, что вы особенный, если родились мальчиком, любящим мальчиков, или девочкой, предпочитающей девочек. Не сводите всего себя к своей ориентации, не концентрируйтесь на ней, как на самом главном своем качестве.

И, поверьте, окружающие будут поступать так же. Тогда вы станете для них не «вон педик пошел», а «вон тот пацан прикольно рисует/поет/играет в баскетбол, да, кстати, он педик :), да пофигу, зато молодец».

Жизнь – это прекрасно, хоть и трудно. Трудно всем (особенно в России): обезноженным детям, родителям раковых больных, женщинам, которые никогда не смогут родить, детям, лишенным родительской любви с первых дней, геям, натуралам, лесбиянкам, блондинкам и брюнеткам, нищим и богатым, – всем нам отводится в этой жизни какое-то свое испытание, которое, я точно знаю, способен вынести каждый из нас. И вы обязательно справитесь.

С уважением, Мария